Адвокат бернштейн анатолий рувимович

Анатолий рувимович бернштейн ленрезерв

Адвокат бернштейн анатолий рувимович

Росторы выставочного пространства патриотического общества «Ленрезерв» раскинулись на территории бывшего цеха ЗАО «Автомобильный завод «Яровит Моторс» на Феодосийской улице, 4.

Здесь, на территории в десять тысяч квадратных метров можно увидеть около двухсот единиц колесной техники времен Великой Отечественной, военной и гражданской, уникальную коллекцию оружия, амуниции, радиоприемников, полевых телефонов и прочих военных средств связи, включая настоящие шпионские радиостанции, знамена, документы.Один только архивный блок занимает четыре этажа, а между тем здесь организован полный цикл реставрационных работ, с кузовными участками, покрасочными камерами.Помимо отличного внешнего вида все работает: каждая машина на ходу, с документами, каждый приемник включается и ловит сигнал.Отметим, что проект существует исключительно на частные средства.Но между тем коллекцией этой щедро делятся: начиная с 2015 года практически ни одно военно-патриотическое мероприятие не обходится без машин «Ленрезерва», техника путешествует по всей стране.К 75-летию полного снятия блокады на территории комплекса появилась улица блокадного города с трехэтажными домами, в которых размещены новые экспозиции. Призрачно светятся заклеенные крест-накрест окна трехэтажных зданий.

Бернштейн Анатолий Рувимович. Адвокат

Пусты скамейки, ровными рядами стоящие вдоль тротуаров, откуда-то доносится бормотание радиоприемника. Шагая дальше, попадаешь в зону разрушений, понимаешь: идет война.

Приоткрыты двери в отделение милиции, распахнуты ворота спецгаража, в котором замерла полуторка с открытым капотом. Часть стены здания обрушилась – пробив крышу, разворотив перекрытия, полутонная бомба замерла в груде обломков. Дому на другой стороне улицы повезло меньше: снаряд угодил в квартиру на втором этаже, выдрав кусок стены, полыхает пожар.

Ударной волной выбило стекла фотоателье, витрины дома быта.

Стук метронома – как стук сердца, душу рвет на части сигнал воздушной тревоги.

Забегаю в подъезд: изразцовая печь, зеркало в рост, старый добрый лифт.

Поднимаюсь по лестнице, слегка касаясь широких деревянных перил, и ныряю в открытую дверь.

Обычная петербургская коммуналка, узкий длинный коридор на пять семей заставлен нехитрым скарбом, на вешалке нет места, чтобы сбросить пальто.

Первая комната тонет в полумраке, пожилая женщина, кутаясь в шаль, склонилась над швейной машинкой.

Окна забраны тяжелыми шторами, над круглым столом – лампа в абажуре с бахромой.

Мерно тикают часы, на столе газеты, письма с фронта, графин с водой.

Буквально же за стеной та самая комната, через которую прошла бомба.

Пол разворотило, с потолка свисают обломки досок, дранки.

Вещи в суматохе разбросаны, постельное белье на пружинной кровати смято.

Видимо, человек спал, когда сквозь его жизнь просвистели полтонны ярости.

Блокадная улица, выросшая из гипсокартона, металлоконструкций и пиломатериалов под тринадцатиметровыми потолками здания цеха, оставляет невероятные, глубокие впечатления.

Поразительно, но к описываемому отрезку времени относятся буквально все составляющие картины, любая мелочь, только вдумайтесь: одежда на вешалке, скатерть на столе, стаканы с чашками, фарфор на полке, вилки, ложки, столы, стулья, паркет на полу, дверная и оконная фурнитура, да и сами двери! Порой настоящие произведения искусства, полностью восстановленные. Если щелкаешь выключателем – загорается свет, работает водонагреватель, из крана льется вода.

Аутентичность соблюдается даже в таких мелочах, как банальный крепеж.

Строили все это около четырех месяцев, круглосуточно, двумя бригадами, всего над проектом трудились 100 мастеров различных специальностей, стройматериалы подвозили круглосуточно.

Анатолий Бернштейн, петербургский коллекционер, адвокат, основатель патриотического объединения «Ленрезерв», подходит к огромному плакату, установленному над сценой.

С него на нас смотрят четыре человека в военной форме времен войны.

– Я редко кому рассказываю, о том, кто это, хотя этот плакат устанавливается на почетном месте на всех наших мероприятиях, – рассказывает Анатолий Рувимович.

– Старшина на снимке – мой дед, он прошел всю войну, с первого дня и до последнего. Справа – мой дядя, летчик, он погиб в начале войны.

И это, наверное, то, почему мы все это делаем, – это наши близкие люди.

О концепции выставочного пространства Анатолий Рувимович говорит просто: – Мы не пытаемся что-то придумать.

Мы всего лишь пытаемся воссоздать то, что было в Музее обороны Ленинграда еще в 1945 году, уничтоженном в рамках «ленинградского дела». Экспонаты начали собирать еще в 1943-м: оружие наиболее отличившихся бойцов с описанием подвига передавалось в музей.

Представьте себе: 37 тысяч квадратных метров экспозиции!

Делюсь своим восхищением «Блокадной улицей», на что мой собеседник кивает, явно довольный произведенным эффектом. Конечно, вы скажете, можно посмотреть кино, но фильмы изобилуют неточностями, условностями. Поскольку экспозицию мы строили «для себя», то старались подойти к каждой детали с максимальным вниманием, – рассказывает коллекционер.

– Каждая комната – это отдельные жильцы, отдельные судьбы. Исключение – блокадная комната актрисы Веры Шестаковой, выставка была приобретена нами в готовом виде. Важно, чтобы у подрастающего поколения было понимание, как жила страна, как жил наш город, без стереотипов.

С 25 по 27 января «Ленрезерв» работает с 11.00 до 18.00, вход свободный.

В остальные дни посещение осуществляется по предварительной записи, также на безвозмездной основе.

Феодосийской в Петербурге на дни празднования 75-летия снятия блокады превратилось в крупнейшую инсталляцию о военном времени.

В интерьерах полномасштабной улицы разместили экспозиции о блокадном быте, культуре, представили исторические автомобили, военную технику и личные вещи погибших.

Президент общественной организации «Ленрезерв» Анатолий Бернштейн открывает выставки с экспонатами из своей частной коллекции в памятные даты несколько раз в год: ко Дню Победы, освобождению Ленинграда от блокады и к началу блокады.

В середине марта в Петербурге после серии обысков были арестованы глава холдинга «Форум» Дмитрий Михальниченко и его партнер Анатолий Киндзерский. Эти же бизнесмены упоминались СМИ в целом ряде скандалов в таможенной сфере.

2 УК РФ «Контрабанда алкогольной продукции организованной группой лиц».

В апреле на российских таможенных постах было арестовано несколько подозрительных грузов.

В контексте этих событий упоминался Анатолий Бернштейн, опытный юрист, адвокат, он также является давним деловым партнером арестованного Михальниченко. Как может простой юрист и адвокат собрать коллекцию, которую по стоимости можно сравнить с собранием небольшого музея?

Как сообщало электронное СМИ lifenews78(), Бернштейн сопровождает правовую деятельность крупной компании ULC Global, принадлежащей петербуржцу Игорю Хавронову и гражданину Турции Джабраилу Караарслану. Настоящие меценаты дарят частные коллекции музеям своей страны, пополняя их фонд, а не регистрируют на себя. Посмотреть и составить собственное мнение об этом можно было в выходные дни.

По данным издания, к этому бизнесу может возникнуть немало вопросов у тех, кто интересуется таможенными операциями. ru, «существовало два канала контрабанды – через «Контрейл» везли санкционную еду и напитки, через «УЛС» – электронику и запрещенный текстиль». Ну а везунчики могли и пообщаться с создателем и идеологом «Ленрезерва» Анатолием Бернштейном – он ведь главный экскурсовод.

Адвокат бернштейн анатолий рувимович

Адвокат бернштейн анатолий рувимович

Имя данного олигарха связано с множеством хитрых схем. В ходе обысков, произведенных в компании, были найдены только умно задекларированные грузы, среди которых были одежда, спиртные напитки и мясные деликатесы.

В честь Дня Победы возле станции метро «Площадь Ленина» была организована выставка, на которой были представлены раритетные военные и довоенные транспортные средства, оружие и армейские предметы, принадлежащие частной коллекции Анатолия Бернштейна. Кроме того, юрист сам проводил экскурсии по «Ленрезерву» причем совершенно бесплатно.

Эксперты утверждают, что содержание техники в прекрасном состоянии является дорогостоящим удовольствием.

Приемник Дмитрия Михальченко

РБК недавно опубликовали схемы, по которым укрывались пошлины на миллионы долларов и был организован контрабандный канал, действующий до сих пор.

А вот еще одно интересное обстоятельство. Как писала «Фонтанка», накануне Дня Победы недалеко от станции метро «Площадь Ленина»

Адвокат, коллекционер и экскурсовод

По данным издания, к этому бизнесу может возникнуть немало вопросов у тех, кто интересуется таможенными операциями.

Более того, как пишет lifenews78.

ru,

«существовало два канала контрабанды – через «Контрейл»

везли санкционную еду и напитки, через «УЛС» – электронику и запрещенный текстиль».

Среди хитро задекларированных грузов значились мясные деликатесы, брендовая одежда и дорогой коньяк на серьезные суммы.

Случайное совпадение? А вот еще одно интересное обстоятельство. Как писала «Фонтанка», накануне Дня Победы недалеко от станции метро «Площадь

Откуда они?

Найти машины и предметы военного времени — сегодня не очень большая проблема. В Интернете есть ресурсы с огромным количеством предложений — как техники, деталей, так и подлинных, оригинальных документов. Даже краску можно найти «родную», времен войны.

Понятно, что ее мало, и мы при покраске машин все-таки придерживаемся принципа реставрации: воспроизводим рецептуру того периода. Кстати, меньше всего проблем при реставрации — с подлинными запчастями для импортных автомашин, поставлявшихся к нам в страну по ленд-лизу: их до сих пор можно приобрести. А вот с отечественными аутентичными запчастями того периода гораздо сложнее.

Некоторые приходится вытачивать вручную по образцам. Впрочем, коллекция колесной техники не самое главное, чем мы располагаем.

Адвокаты россии

СевастопольАлтайский крайКемеровская областьКрасноярский крайКурганская областьНовосибирская областьОмская областьРеспублика АлтайРеспублика Дагестан Республика ТываРеспублика ХакассияТомская областьТюменская область Ханты-Мансийский АО Ямало-Ненецкий АОАмурская область Иркутская областьРеспублика БурятияРеспублика Саха-ЯкутияЗабайкальский крайЕврейский АОКамчатский крайМагаданская областьПриморский край Сахалинская областьХабаровский крайЧукотский АОРоссийская Федерация Региональные адвокаты Алтайский крайАмурская область Архангельская областьАстраханская область Белгородская область Брянская областьВладимирская областьВолгоградская областьВологодская областьВоронежская область г. Москваг. Санкт-Петербург г. СевастопольЕврейский АОЗабайкальский крайИвановская областьИркутская областьКабардино-Балкарская республика Калининградская область Калужская область Камчатский крайКарачаево-Черкесская

Петербургский коллекционер, «построивший» ленинградскую синагогу

Мы расспросили создателя «Ленрезерва» – адвоката и коллекционера Анатолия Бернштейна – как он, как говорится, дошел до жизни такой.

Анатолий Бернштейн с семьей Мой дед – мамин отец прошел всю войну.

Рувим Тулович Бернштейн Интерес к истории у меня с детства, с книг.

Дядя, брат отца, – летчик, погиб на фронте. Мой отец Рувим Тулович Бернштейн – житель блокадного Ленинграда, он жив, в последнее время стал верующим человеком, посещает Синагогу.

Я был активным пионером и, кроме других пионерских дел, когда было надо, стоял на приеме макулатуры, а ее тогда сдавали огромное количество – ведь у нас, даже у детей, тогда был план во всем. Одни из первых моих книг, которые у меня до сих пор хранятся, и часть которых представлена на выставке, были когда-то сданы в макулатуру, фактически, просто выброшены.

Загадочная личность Анатолия Бернштейна

В честь Дня Победы возле станции метро «Площадь Ленина» была организована выставка, на которой были представлены раритетные военные и довоенные транспортные средства, оружие и армейские предметы, принадлежащие частной коллекции Анатолия Бернштейна.

Кроме того, юрист сам проводил экскурсии по «Ленрезерву» причем совершенно бесплатно. Эксперты утверждают, что содержание техники в прекрасном состоянии является дорогостоящим удовольствием. Стоимость всей коллекции составляет несколько миллионов долларов.

Бернштейн утверждает, что потратил на данную коллекцию собственные сбережения, накопленные еще в 90-е годы.

Данное утверждение способно вызвать только улыбку.

Интересно, что делал адвокат 15 последних лет?

На что он расходовал свои материальные средства? Что представляет собой «Ленрезерв»? Хобби? Благотворительность? Вряд ли.

Настоящие меценаты помогают расширить фонд музеев, а не количество своего имущества.

Новые схемы контрабандистов в Петербурге

В последнее время отмечается его повышенная бизнес-активность в рамках Северо-Западного таможенного управления.

Сама же история до боли знакома и напоминает то, что происходило некоторое время назад. Известно и о близкой дружбе господина Вергуна с бывшим начальником 7 отдела Управления «К» Службы экономической безопасности ФСБ РФ Вадимом Уваровым, отправленным в отставку этим летом.

Есть информация, что именно Уваровым Максим Вергун был направлен в Санкт-Петербург для помощи его давнему партнеру по бизнесу Игорю Хавронову, замешанному в ряде недавних контрабандных скандалов.

Напомним, что в июле этого года был перекрыт контрабандный канал между Эстонией и Россией.

В преступной цепочке была замешана целая команда чиновников и бизнесменов из Северной столицы, в числе которых и был Хавронов.

Регулярная перевозка грузов осуществлялась на специальном пароме Ferry 1, принадлежащем турецкой компании ULS Global турецкого олигарха Джибраилу Караарслаану. Игорь Хавронов Сотрудничество Вергуна и Хавронова привело к перестройке раскрытой схемы.

АК-47 и штурмгевер Шмайссера похожи только изгибом магазина

По версии конспирологов, Калашников лишь скопировал немецкий образец, слегка видоизменил и получил тот самый АК-47, с которым до сих пор полмира воюет.Самый простой способ проверить – сравнить.С автоматами Калашникова проблем нет.

Штурмгеверов хотя и было выпущено более 400 тысяч, но в Петербурге это редкость.

«Фонтанке» помог Анатолий Бернштейн – юрист, коллекционер и основатель патриотического объединения «Ленрезерв». У него StG 44 есть.В сходствах и различиях немецкого и советского автоматов разбирались исполнительный директор ПО «Ленрезерв» Дмитрий Ромашко и руководитель молодежного клуба «Сестрорецкий рубеж» Олег Бушко.

StG 44 и АКМ шестидесятых годов положили на стол.

Даже внешнее сходство оказалось не очевидным.«Похожий» вид – в основном из-за формы магазина и характерной высокой мушки. Но изгиб магазина обусловлен формой патронов.

Источник: https://burosudexpert.ru/advokat-bernshtejn-anatolij-ruvimovich-58622/

В деле миллиардера михальченко увидели канал «черной контрабанды»

Там на десяти тысячах квадратных метров представлены более действующих образцов раритетной техники военных времен, сотни единиц уникального оружия, боевые знамена, подлинные документы и дневники военных лет, найденные на местах боев смертные медальоны, пробитые осколками котелки и кружки Анатолий Бернштейн с семьей. Мой дед — мамин отец прошел всю войну. Дядя, брат отца, — летчик, погиб на фронте. Мой отец Рувим Тулович Бернштейн — житель блокадного Ленинграда, он жив, в последнее время стал верующим человеком, посещает Синагогу.

Рувим Тулович Бернштейн. Интерес к истории у меня с детства, с книг. Я был активным пионером и, кроме других пионерских дел, когда было надо, стоял на приеме макулатуры, а ее тогда сдавали огромное количество — ведь у нас, даже у детей, тогда был план во всем.

Одни из первых моих книг, которые у меня до сих пор хранятся, и часть которых представлена на выставке, были когда-то сданы в макулатуру, фактически, просто выброшены. Экспозиция, посвященная школьникам блокадного Ленинграда.

В нашей экспозиции о жизни Ленинграда в период блокады мы рассказываем, что несмотря ни на что, в городе продолжали работать типографии. Мы показываем книги, которые издавались во время войны в Ленинграде.

И среди представленных в нашей экспозиции книг есть экземпляры, которые я храню еще со школы, со времен сбора макулатуры.

Но как рассказать современному сытому ребенку с полными карманами конфет, что такое блокада? Пара минут реальной блокадной хроники очень сильно меняет их отношение.

Здесь все настоящее — и пайка хлеба, и кусочки кожи и клейстера, из которых варили студень, и самодельные пояса, о которых многие сейчас не знают.

Во время блокады люди шили специальные тряпочные пояса с кармашками, эти пояса повязывали под одежду, в том числе детям.

В них хранили самое дорогое — хлебные карточки. У блокадного стенда. У нас представлено, как выглядела квартира в блокадном городе — все предметы подлинные.

На одной части экспозиции показана комната в начале блокады — там еще есть мебель, присутствуют какие-то атрибуты нормальной жизни. Экспозиция, рассказывающая о первых месяцах блокады.

А другая часть экспозиции — это уже зима, все что можно, сожжено, пол разобран, водопровод замерз, канализация не работает.

Мы показываем настоящие санки, на которых в блокадном городе возили воду, и сани, на которых перевозили трупы. Экспозиция, рассказывающая о самых тяжелых месяцах блокады. В зале, посвященным юным героям войны, мы рассказываем детям, что в лет можно не только играть на компьютере, но и совершать совсем другие поступки — героические, жертвовать жизнью ради других.

Зал, посвященный юным участникам войны. Экспозиция, вызывающая большой интерес и у детей, и у взрослых, — реконструкция настоящего полевого госпиталя, в котором тоже все предметы подлинные. Особо шумным ребятам мы предлагаем — сядь, да покрути настоящий генератор, который вырабатывает электричество.

Так в годы войны проводились операции. Мальчик 30 секунд покрутил — и уже мокрый, а во время войны во время операций реально стояли бойцы и по очереди крутили ручной генератор, чтобы было электричество.

Девочкам мы даем попробовать поднять ковш того времени, он даже без воды очень тяжелый. А ведь в госпиталях работали и дети.

Когда в День Победы или в дни, связанные с историей блокады, у нас проходят мероприятия, нам помогают курсанты Университета МВД в форме того времени.

Они великолепно работают с детьми. Еще нам помогают волонтеры, которым самим лет по , и им это тоже очень интересно. Курсанты представляют милиционеров, ловивших преступников в годы блокады.

Экспозиция была открыта к Дню снятия блокады 27 января, а к Дню Победы мы ее доработали. Мы стараемся показать историческую правду, рассказать и показать, что во время войны в нашем городе действовали представители всех конфессий.

Всего в нашем городе в годы блокады работало десять церквей и Синагога.

Мы просто рассказываем, как это было, и стараемся показать подлинные вещи. Стенд, посвященный Большой хоральной синагоге Ленинграда-Петербурга. Мы рассказываем, что на начало года после всех гонений на религию в нашем городе оставалось только 25 священников, а всего служителей культа было не более 50 человек.

Но те страшные испытания, которые выпали на долю народа, фактически, вытравили страх перед репрессиями, и в годы войны многие люди вернулись к религии. Большой макет Хоральной Синагоги. Двери открыты, как знак того, что в блокаду синагога не закрывалась ни на один день.

Мы стараемся показать все конфессии, в том числе мы рассказываем, что петербургская Синагога не переставала работать все дней блокады. Еще в еврейской части экспозиции представлены различные документы, религиозные предметы, детали национального еврейского костюма. Стенд, посвященный ленинградской синагоге в годы блокады.

Еврейские книги и детали молитвенного облачения. Ветераны не любят героизировать прошлое, у меня отец блокадник, но мы никогда с ним не говорили о блокаде — люди не любят вспоминать о плохом, о страшном. Сейчас, когда видишь огромное количество орденов, — это временами выглядит довольно странно.

На самом деле люди приходили с войны в основном с двумя-тремя наградами — ведь даже медаль заслужить было очень непросто. И когда к нам приходят курсанты из военных училищ, кадеты, и я смотрю — мальчик лет , а на нем четыре-пять медалей — медалька за десять подтягиваний, медаль за участие в параде, и т.

Я считаю, что это неправильно. Нас иногда упрекают — у вас представлено огромное количество техники ленд-лиза из поставок Соединенных Штатов союзникам во время Второй мировой войны — прим.

А, по-моему, непатриотично говорить неправду.

И, да, мы говорим, что нам только официально по ленд-лизу было поставлено тысяч единиц колесной техники ти марок ми моделей, потому что умалчивать об этом было бы неправильно.

Другое дело, надо говорить, что за все это заплачено и деньгами, и кровью — ведь техника сама не едет. Без бойцов она бесполезна. А что касается истории — она не терпит умолчаний и искажений. Это классика, что историю пишет победивший класс.

Но мы стараемся разбираться во всем и опираться на информацию того времени. Мы принципиально не собираем немецкие знамена, у нас в экспозиции практически нет немецкой атрибутики. Техника, оружие, радиоаппаратура, предметы быта — да, есть.

Но наша экспозиция немецкой техники — это единственное, по поводу чего посетители иногда выражают недовольство, из-за того, что к немецким машинам и мотоциклам нельзя подойти, их нельзя близко рассмотреть. Но я считаю неправильным, чтобы дети фотографировались на фоне немецкой техники, тем более, что на ней нанесены тактические опознавательные знаки и обозначения частей, которым они принадлежали.

Так что немецкая техника и оружие у нас стоят как трофеи за колючей проволокой, их можно увидеть, но потрогать нельзя, в отличие от нашей техники или техники союзников. Ветеран в День Победы.

То, что я считаю основным и наиболее значимым в нашей коллекции, — это наши подлинные боевые знамена.

Они для меня важнее, чем техника, оружие, радиоприемники а у нас действительно уникальная коллекция радиоприемников, и все они действующие. Зал советских боевых знамен.

На выставке, в связи с недостаточным количеством места, у нас представлена лишь небольшая часть тех боевых знамен, которые после развала Советского Союза были распроданы музеями бывших советских республик за границу, а сейчас нами вновь возвращены на Родину.

Мы выкупаем назад наши боевые знамена у иностранных коллекционеров и на всевозможных аукционах. Боевое знамя — это очень важно. Как известно — могла погибнуть вся часть, вся армия, но, если знамя удавалось сохранить, часть снова укомплектовывали. Но если знамя было утеряно, то часть с позором расформировывалась и уже никогда больше не существовала под своим старым номером.

У нас собраны уникальные боевые знамена, начиная со знамени погранотряда войск НКВД — а, как известно из истории, именно с убийства первого часового этого отряда началась Великая Отечественная война.

Этому отряду памятники установлены. И, несмотря на то, что почти весь отряд погиб, его знамя было спасено. Но, к сожалению, после развала СССР оно тоже было продано, и нам пришлось его снова спасать.

У нас на выставке представлены знамена различных частей, соединений, партизанских отрядов, вплоть до знамен, которые участвовали в Параде Победы в июле года. Когда нас спрашивают, зачем мы все это делаем, я показываю на плакат, расположенный в центре зала, посвященный Великой Победе, с фотографиями нескольких неизвестных посетителям солдат Великой Отечественной.

Плакат, посвященный Победе, с фотографиями деда и дяди Анатолия Бернштейна. Для всех — это незнакомые люди, неизвестные солдаты. На самом деле посередине — мой дед, прошедший всю войну, и приславший эту фотокарточку из Кенигсберга, а слева мой дядя, летчик, погибший на фронте.

Деда я не застал — он умер от ран вскоре после войны. А еще на этом плакате — три деда близких мне людей, принимающих самое активное участие в организации и проведении наших выставок. Это то, ради чего мы это все делаем. Ради нашей памяти.

Моего деда звали Леонид, погибший на фронте дядя тоже был Леонид, поэтому моего сына, которому сейчас год и семь, тоже зовут Леонид. Я делаю это для них. Еврейские организации Петербурга. Подписка на рассылки. сайта. Поддержать общину.

Общину поддержали раз.

Анатолий Бернштейн с семьей О семье Мой дед — мамин отец прошел всю войну. Рувим Тулович Бернштейн О пользе сбора макулатуры Интерес к истории у меня с детства, с книг.

Все мы родом из Ленинграда

Причиной задержания стала контрабанда спиртной продукции. Имена данных бизнесменов часто появляются в СМИ в связи со скандалами в таможенной области. Еще один деловой партнер Михальниченко — известный юрист Анатолий Бернштейн был замечен также в перевозки подозрительной продукции. Была обнаружено несколько каналов контрабанды:. Имя данного олигарха связано с множеством хитрых схем.

Петербургский юрист покажет жителям города дорогостоящую коллекцию военных машин и оружия.

Одним из самых ярких фигурантов — ныне арестованный Дмитрий Михальченко, обвиняемый в контрабанде и хищении бюджетных средств.

Вместе с ним в прессе упоминались многие имена, большинство из них арестованы, но не адвокат Анатолий Бернштейн. Опытный юрист, успешный адвокат являлся давним деловым партнером арестованного Михальниченко.

Он работал по правовым вопросам компании Форум еще с года, что сам заявляет в интервью lifenews

Бернштейн Анатолий Рувимович

.

Бернштейн Анатолий Рувимович, адвокат, Санкт-Петербург. Отзывы.

.

Петербургский коллекционер, «построивший» ленинградскую синагогу

Адвокат бернштейн анатолий рувимович

Петербургский коллекционер Анатолий Бернштейн, внук героя Великой отечественной войны, рассказал нашему изданию о том, как он создавал выставочное пространство «Ленрезерв», в котором со скрупулезной точностью воссозданы реалии войны и блокады.

Пространство «Ленрезерв» расположено в бывшем цехе автомобильного завода. Там на десяти тысячах квадратных метров представлены более 150 действующих образцов раритетной техники военных времен, сотни единиц уникального оружия, боевые знамена, подлинные документы и дневники военных лет, найденные на местах боев смертные медальоны, пробитые осколками котелки и кружки…

Патриотическое объединение «Ленрезерв»

В создании одной из экспозиций, которая называется «Подвиг духовенства в блокадном Ленинграде», приняла посильное участие и Большая Хоральная Синагога Санкт-Петербурга. Мы расспросили создателя «Ленрезерва» – адвоката и коллекционера Анатолия Бернштейна – как он, как говорится, дошел до жизни такой.

Анатолий Бернштейн с семьей

О семье

Мой дед – мамин отец прошел всю войну. Дядя, брат отца, – летчик, погиб на фронте. Мой отец Рувим Тулович Бернштейн – житель блокадного Ленинграда, он жив, в последнее время стал верующим человеком, посещает Синагогу.

Рувим Тулович Бернштейн

О пользе сбора макулатуры

Интерес к истории у меня с детства, с книг.

Я был активным пионером и, кроме других пионерских дел, когда было надо, стоял на приеме макулатуры, а ее тогда сдавали огромное количество – ведь у нас, даже у детей, тогда был план во всем.

Одни из первых моих книг, которые у меня до сих пор хранятся, и часть которых представлена на выставке, были когда-то сданы в макулатуру, фактически, просто выброшены.

Экспозиция, посвященная школьникам блокадного Ленинграда

В нашей экспозиции о жизни Ленинграда в период блокады мы рассказываем, что несмотря ни на что, в городе продолжали работать типографии. Мы показываем книги, которые издавались во время войны в Ленинграде. И среди представленных в нашей экспозиции книг есть экземпляры, которые я храню еще со школы, со времен сбора макулатуры.

Живая история

Вся экспозиция «Ленрезерва» так или иначе связана с Ленинградом, с блокадой, здесь собрана вся хроника жизни блокадного города. Но как рассказать современному сытому ребенку с полными карманами конфет, что такое блокада? Пара минут реальной блокадной хроники очень сильно меняет их отношение.

В «Ленрезерве» проводят экскурсии для школьников, для воспитанников детских домов, для маленьких пациентов хосписа, для ветеранов

Здесь все настоящее – и пайка хлеба, и кусочки кожи и клейстера, из которых варили студень, и самодельные пояса, о которых многие сейчас не знают. Во время блокады люди шили специальные тряпочные пояса с кармашками, эти пояса повязывали под одежду, в том числе детям. В них хранили самое дорогое – хлебные карточки.

У блокадного стенда

У нас представлено, как выглядела квартира в блокадном городе – все предметы подлинные. На одной части экспозиции показана комната в начале блокады – там еще есть мебель, присутствуют какие-то атрибуты нормальной жизни.

Экспозиция, рассказывающая о первых месяцах блокады

А другая часть экспозиции – это уже зима, все что можно, сожжено, пол разобран, водопровод замерз, канализация не работает. Мы показываем настоящие санки, на которых в блокадном городе возили воду, и сани, на которых перевозили трупы.

Экспозиция, рассказывающая о самых тяжелых месяцах блокады

В зале, посвященным юным героям войны, мы рассказываем детям, что в 10-12 лет можно не только играть на компьютере, но и совершать совсем другие поступки – героические, жертвовать жизнью ради других.

Зал, посвященный юным участникам войны

Экспозиция, вызывающая большой интерес и у детей, и у взрослых, – реконструкция настоящего полевого госпиталя, в котором тоже все предметы подлинные. Особо шумным ребятам мы предлагаем – сядь, да покрути настоящий генератор, который вырабатывает электричество.

Так в годы войны проводились операции

Мальчик 30 секунд покрутил – и уже мокрый, а во время войны во время операций реально стояли бойцы и по очереди крутили ручной генератор, чтобы было электричество. Девочкам мы даем попробовать поднять ковш того времени, он даже без воды очень тяжелый. А ведь в госпиталях работали и дети.

Когда в День Победы или в дни, связанные с историей блокады, у нас проходят мероприятия, нам помогают курсанты Университета МВД в форме того времени. Они великолепно работают с детьми. Еще нам помогают волонтеры, которым самим лет по 15-17, и им это тоже очень интересно.

Курсанты представляют милиционеров, ловивших преступников в годы блокады

О подвиге духовенства в блокадном ленинграде

Выставка «Подвиг духовенства в блокадном Ленинграде» посвящена всем конфессиям, действовавшим в городе в годы блокады. Экспозиция была открыта к Дню снятия блокады 27 января, а к Дню Победы мы ее доработали.

Мы стараемся показать историческую правду, рассказать и показать, что во время войны в нашем городе действовали представители всех конфессий. Всего в нашем городе в годы блокады работало десять церквей и Синагога.

Мы просто рассказываем, как это было, и стараемся показать подлинные вещи. На выставке демонстрируются фрагменты хроники, выдержки из фильма «Блокадная вера», в которых рассказывается о всех конфессиях, действовавших в нашем городе блокаду.

Стенд, посвященный Большой хоральной синагоге Ленинграда-Петербурга

Мы рассказываем, что на начало 1941 года после всех гонений на религию в нашем городе оставалось только 25 священников, а всего служителей культа было не более 50 человек. Но те страшные испытания, которые выпали на долю народа, фактически, вытравили страх перед репрессиями, и в годы войны многие люди вернулись к религии.

Большой макет Хоральной Синагоги. Двери открыты, как знак того, что в блокаду синагога не закрывалась ни на один день

Мы стараемся показать все конфессии, в том числе мы рассказываем, что петербургская Синагога не переставала работать все 900 дней блокады. Еще в еврейской части экспозиции представлены различные документы, религиозные предметы, детали национального еврейского костюма.

Стенд, посвященный ленинградской синагоге в годы блокады

Еврейские книги и детали молитвенного облачения

О медалях

Ветераны не любят героизировать прошлое, у меня отец блокадник, но мы никогда с ним не говорили о блокаде – люди не любят вспоминать о плохом, о страшном. Сейчас, когда видишь огромное количество орденов, – это временами выглядит довольно странно.

На самом деле люди приходили с войны в основном с двумя-тремя наградами – ведь даже медаль заслужить было очень непросто. И когда к нам приходят курсанты из военных училищ, кадеты, и я смотрю – мальчик лет 10-12, а на нем четыре-пять медалей – медалька за десять подтягиваний, медаль за участие в параде, и т.д.

– это обесценивается абсолютно. Я считаю, что это неправильно.

О ленд-лизе

Нас иногда упрекают – у вас представлено огромное количество техники ленд-лиза (из поставок Соединенных Штатов союзникам во время Второй мировой войны – прим. ред.) – мол, это непатриотично. А, по-моему, непатриотично говорить неправду.

И, да, мы говорим, что нам только официально по ленд-лизу было поставлено 487 тысяч 785 единиц колесной техники 26-ти марок 58-ми моделей, потому что умалчивать об этом было бы неправильно. Другое дело, надо говорить, что за все это заплачено и деньгами, и кровью – ведь техника сама не едет. Без бойцов она бесполезна.

А что касается истории – она не терпит умолчаний и искажений. Это классика, что историю пишет победивший класс. Но мы стараемся разбираться во всем и опираться на информацию того времени.

Фрагмент экспозиции «Ленрезерва»

О трофеях

Мы принципиально не собираем немецкие знамена, у нас в экспозиции практически нет немецкой атрибутики. Техника, оружие, радиоаппаратура, предметы быта – да, есть. Но наша экспозиция немецкой техники – это единственное, по поводу чего посетители иногда выражают недовольство, из-за того, что к немецким машинам и мотоциклам нельзя подойти, их нельзя близко рассмотреть.

Но я считаю неправильным, чтобы дети фотографировались на фоне немецкой техники, тем более, что на ней нанесены тактические опознавательные знаки и обозначения частей, которым они принадлежали. Так что немецкая техника и оружие у нас стоят как трофеи за колючей проволокой, их можно увидеть, но потрогать нельзя, в отличие от нашей техники или техники союзников.

Ветеран в День Победы

О боевом знамени

То, что я считаю основным и наиболее значимым в нашей коллекции, – это наши подлинные боевые знамена. Они для меня важнее, чем техника, оружие, радиоприемники (а у нас действительно уникальная коллекция радиоприемников, и все они действующие).

Зал советских боевых знамен

На выставке, в связи с недостаточным количеством места, у нас представлена лишь небольшая часть тех боевых знамен, которые после развала Советского Союза были распроданы музеями бывших советских республик за границу, а сейчас нами вновь возвращены на Родину.

Мы выкупаем назад наши боевые знамена у иностранных коллекционеров и на всевозможных аукционах. Боевое знамя – это очень важно. Как известно – могла погибнуть вся часть, вся армия, но, если знамя удавалось сохранить, часть снова укомплектовывали.

Но если знамя было утеряно, то часть с позором расформировывалась и уже никогда больше не существовала под своим старым номером.

У нас собраны уникальные боевые знамена, начиная со знамени 106 погранотряда войск НКВД – а, как известно из истории, именно с убийства первого часового этого отряда началась Великая Отечественная война. Этому отряду памятники установлены.

И, несмотря на то, что почти весь отряд погиб, его знамя было спасено. Но, к сожалению, после развала СССР оно тоже было продано, и нам пришлось его снова спасать.

У нас на выставке представлены знамена различных частей, соединений, партизанских отрядов, вплоть до знамен, которые участвовали в Параде Победы в июле 1945 года.

Все машины, представленные в «Ленрезерве», действующие

О том, зачем все это делается

Когда нас спрашивают, зачем мы все это делаем, я показываю на плакат, расположенный в центре зала, посвященный Великой Победе, с фотографиями нескольких неизвестных посетителям солдат Великой Отечественной.

Плакат, посвященный Победе, с фотографиями деда и дяди Анатолия Бернштейна

Для всех – это незнакомые люди, неизвестные солдаты. На самом деле посередине – мой дед, прошедший всю войну, и приславший эту фотокарточку из Кенигсберга, а слева мой дядя, летчик, погибший на фронте.

Деда я не застал – он умер от ран вскоре после войны. А еще на этом плакате – три деда близких мне людей, принимающих самое активное участие в организации и проведении наших выставок. Это то, ради чего мы это все делаем.

Ради нашей памяти.

Моего деда звали Леонид, погибший на фронте дядя тоже был Леонид, поэтому моего сына, которому сейчас год и семь, тоже зовут Леонид. Я делаю это для них.

А если хочешь что-то сделать хорошо – сделай это сам.

Анатолий Бернштейн с семьей

Материал подготовила Елена Янкелевич, фотографии из личного архива Анатолия Бернштейна.

Источник: https://news.jeps.ru/lichnaya-istoriya/lenrezerv-intervyu-s-sozdatelem-vyistavki.html

О законе РФ
Добавить комментарий